Блаженная Александра

«Благоволил Бог буйством проповеди спасти верующих» (1Кор 1:21)   

 «Не имамы зде пребывающего града, но грядущего взыскуем!» (Евр. 13:Б14)   

Александра Петровна Иванова родилась 6 января 1931 года в деревне Заподорье Великолукского района Псковской области. Преставилась ко Господу 28 июня 2007 года в деревне Леонтьевское Калязинского района Тверской области. Похоронена в селе Красное Калязинского района возле храма в честь Казанской иконы Божией Матери.

Александра Иванова проходила тяжелый подвиг Христа ради юродства, была наделена от Господа даром прозорливости. Внешне этот дар выражался в том, что маленькая, незаметная старушка подходила в храме к человеку и задавала какие-то нелепые и непонятные вопросы. Как правило, человек недоуменно отмахивался и отходил в сторонку от странной бабушки, стараясь побыстрей выбросить из головы неприятную встречу, как досадную случайность.Но не тут- то было. Слова, сказанные странной, неприметной бабушкой почему- то не выходили из головы, беспокоили — человек начинал понимать, что от отношения к ним зависит его дальнейшая жизнь. Проще говоря, Александра обличала человека в его тайных грехах, о которых никто кроме него знать не мог. Обличала не прямо, а притчами, иносказательно, так, что даже если вокруг было много людей, никто, кроме того, к кому она обращалась, не понимал их смысла. Да и угадывалось значение её слов не сразу, а спустя значительное время. Вместе с этим обличением, как правило в той же иносказательной форме, Александра предсказывала, какое наказание ждет человека за его грехи, и что надо сделать, чтобы этого наказания избежать, как исправить последствия греха.

Сомневающиеся в божественном происхождении этого дара нередко были вразумляемы от Господа: многие видели во сне видения, в которых Господь показывал старицу как бы в образе святой — так, как их изображают на иконах. Да и сам характер такого подвига должен был бы исключить всякие подозрения в прелести бесовской. Задача беса — погубить человека, втянуть его во грех и утопить в бездне отчаяния. Усилия же Александры Петровны были направлены на то, чтобы помочь человеку осознать грех, покаяться и освободиться от власти греховных страстей: «По плодам их узнаете их» (Мф. 7:20).

Строки биографии

Александра Петровна была старшим ребенком в большой семье. Было у неё две сестры — Мария и Татьяна — и три брата — Иван, Дмитрий (умер во младенчестве) и Леонид. Мать Александры, Анна Александровна, трижды была замужем. Дети: Александра, Мария и Иван — от первого брака с Петром Михайловичем Ивановым; Татьяна и Дмитрий — от второго, с Василием Огиренко, которого Александра Петровна очень любила и даже иногда говаривала в детстве: «Не хочу быть Петровной, хочу быть Васильевной». Имя третьего мужа Анны Александровны неизвестно, замужем за ним она была недолго, уже в Бежецке.

                

Петра Михайловича еще до войны посадили в тюрьму — якобы украл он в совхозе какие-то колоски, а Василия, отчима Александры, вместе со всеми оставшимися в селе мужчинами казнили немцы: пытали, а потом заживо сожгли. Когда фашисты уничтожили деревню, пришлось Анне Александровне с детьми скитаться в поисках жилья. В конце концов, после долгих странствий, поселились они в Бежецке Тверской области.

Поскольку Александра была старшая, то пришлось ей с малых лет работать, помогать матери содержать семью. Из-за этого осталась она без образования. Сестра Александры, Татьяна, вспоминает, что с детства Александра была очень серьезная, сосредоточенная, любила уединение и молитву. Очень любила церковь. Почти всю зарплату, а впоследствии и пенсию жертвовала на храм, из-за чего бывали конфликты с матерью и сестрами, которые считали это проявлением психической болезни и всячески старались воспрепятствовать этому. Конфликты привели к тому, что сестры поместили Александру в психиатрическую больницу, откуда иногда забирали ее, но потом снова и снова просили врачей поместить ее на лечение. Кончилось это тем, что сама Александра попросилась в интернат, куда и была оформлена в 1996 году. Позднее она была переведена из интерната в областную больницу под Калязиным, где провела последние годы своей жизни и преставилась ко Господу.

В Бежецке

В юности Александра Петровна с матерью часто посещала святые места, подолгу жила в Псково-Печерском монастыре и Троице-Сергиевой Лавре, трудилась там, помогала по хозяйству, о чем часто сама рассказывала. Была она духовным чадом великого старца ХХ столетия отца архимандрита Павла (Груздева). Вспоминала, как он благословил ей четки и заповедал по ним вычитывать правило, так как была она почти неграмотная. Вероятно, именно он и благословил Александру Петровну на тяжелый подвиг Христа ради юродства, который проходил и сам.

Здесь стоит заметить, что вообще в истории Русской Православной Церкви середины ХХ столетия особое место занимали юродивые и блаженные. Связано это было с тем, что в начале века огромное количество наиболее достойных представителей духовенства и монашества были расстреляны безбожной богоборческой властью или отправлены в заключение. В это страшное время подвиг духовного окормления чад православной церкви лег на плечи самых незаметных и не представляющих особого интереса для безбожной власти людей — блаженных и Христа ради юродивых.

В Бежецке была целая плеяда великих рабов Божиих, Христа ради юродивых, среди которых наблюдалась как бы некая духовная преемственность: когда уходил один, на его место тут же приходил другой. Например, Александра Петровна была в близком духовном общении с другим бежецким юродивым, Николаем (“Коленькой с сапожком”), который, по её рассказам, часто ночевал у нее, а она снабжала его одеждой и едой.

Во время жизни в Бежецке Александра Петровна проходила также подвиг старчества. Особое внимание уделяла она духовенству и монашеству, помогая духовным советом, молитвами и назиданием. Многие священники и монахи Бежецка с любовью и благодарностью вспоминают светлый образ Александры Петровны.

Покойная матушка Амвросия, игумения Благовещенского Бежецкого женского монастыря, часто вспоминала такой случай: было у нее большое искушение, сильные вражеские помыслы о том, чтобы оставить обитель и перебраться в другое место. И вот как-то осталась она в храме под праздник святителя Николая Чудотворца и всю ночь провела в молитве, чтобы Господь ее вразумил, оставить ей это место или нет? Под утро двери храма открылись, вошла Александра Петровна и сказала, что уходить отсюда нельзя, нельзя оставлять этого святого места и святой обители, надо все терпеть, как бы ни было тяжело. Матушка при этом получила духовное утешение, вражеские мысли оставили её.

Один батюшка часто рассказывал всем, как Александра отучила его от вредной привычки, и тоже был ей очень благодарен.

Гостила как-то в Бежецке блаженная старица Мария из Новгородской области. Многие православные жители города часто посещали её, ходили за советом и молитвой. Александра Петровна также часто посещала старицу. Тут некоторые посетители, недовольные выходками Александры, жаловались на нее Марии и называли её больной. На что старица всегда отвечала: «Она не больная, а Христа ради юродивая, не обижайте её».

Часто бывало, что Александра Петровна предсказывала события, которые впоследствии в точности сбывались, иногда скоро, а иногда много лет спустя. Все, кто общался с Александрой, отмечали удивительный дар прозорливости, которым она обладала. Как выше упоминалось, направляем он был на то, чтобы помочь человеку осознать грехи и избавиться от власти страстей. Если человек сразу не понимал её, то она обращалась к нему снова и снова до тех пор, пока не достигала желаемого результата.

Не всегда говорила она притчами и юродствовала, иногда общалась просто. Например, был такой случай. Взошла как-то Александра на клирос и стала по своему обыкновению просить милостыню у певчих. Одна бабушка и стала её ругать: «Что ты все выпрашиваешь у нас деньги, как тебе не стыдно, ты же пенсию получаешь!». А Шура просто так, тихо говорит: «Что ты меня ругаешь, я на эти деньги свечку куплю, буду за вас молиться!». Бабушка та опустила голову и замолчала — стыдно ей стало!

Однако несение подвига Христа ради юродства в наше время — это совсем не то же самое, что в средние века. Вот читаем мы, например, про подвиги Василия Блаженного и умиляемся. А представьте в наше время: приходите вы на Красную площадь и видите грязного, голого человека, бросающего камни в стены церквей, — вызовет ли сейчас это зрелище чувство умиления? Скорее всего, такая картина вызовет у современных людей только ужас и отвращение. А предсказать последствия такого поступка для самого юродивого можно не будучи прозорливым — помещение в психиатрическую лечебницу.

Александра Петровна, к великому сожалению, не избежала этой участи. Как уже говорилось, почти всю пенсию Шура относила в церковь. Кроме того, она просила подаяние, и собранные деньги тоже тратила на храм. Это очень раздражало её родных, которые, решив, что такое поведение является проявлением психического расстройства, стали сдавать её на лечение в местную больницу. Забирая же домой, обращались с ней очень плохо. Впоследствии сама Александра попросилась, чтобы её перевели в интернат. Сотрудники больницы, даже не известив родных, отправили её в ПНИ «Ромашкино» под Кимрами, где и находилась Александра Петровна почти до своей кончины.

В Ромашкино

ПНИ «Ромашкино» размещается в разрушенном Свято-Троицком монастыре, главный Троицкий собор которого полностью разрушен, а в игуменском корпусе размещены палаты больных. Опекаемых там во времена Александры Петровны находилось около ста человек, персонал работал очень доброжелательный, к опекаемым относились, как к родным.

          

 

          с. Ромашкино

Интернат имел свое хозяйство, питание было хорошее. Неподалеку, в деревне Ильинское, находился храм, куда опекаемых, с разрешения главного врача, Анатолия Максимовича, в воскресные дни по несколько человек отпускали на службу. Александре Петровне жить там нравилось, и всё её устраивало. Да вот только директор интерната не всегда был доволен выходками и даже хулиганством пациентки, которые она по своему юродству продолжала совершать и там. Кончилось тем, что в 2003 году Александру Петровну перевели в областную больницу, находящуюся в деревне Леонтьевское под Калязиным.

В Леонтьевском

Здесь уже пришлось Александре Петровне принять следующий подвиг, венчающий её суровую, многострадальную жизнь,- подвиг мученичества. Отношение к больным тут было совсем иное, чем в интернате к опекаемым — существенное ограничение свободы, очень плохое питание и условия содержания. «Держат на хлебе и воде»,- говорила сама Шура. При всем этом дух у нее всегда оставался радостным и спокойным. По слову апостола: «Всегда радуйтеся, непрестанно молитеся, о всем благодарите» (1.Фес. 5:16). На последних фотографиях хорошо видны полученные травмы: сломанный нос, закрывшийся совсем глаз. Здесь обнаружили у нее онкологическое заболевание — рак груди. Кроме того, в последний год жизни Александра совсем ослепла.

Преставилась Александра Петровна Иванова 28 июня 2007 года. Отпевание совершалось на четвертый или пятый день по кончине в храме в честь Казанской иконы Божией Матери в селе Красное. Несмотря на то, что тело пролежало в морге четыре дня, а моргом в больнице был обычный бетонный сарай, и тело там лежало на одеяле, прямо на полу, — никакого запаха тления или трупных пятен на коже не было и в помине, а ведь на дворе стоял конец июня, самая середина лета. На погребении присутствовало всего два человека: священник, совершивший отпевание, и водитель, сопровождавший его. Даже отец Леонид в это время вынужден был отлучиться по каким-то своим делам. Место своего погребения Александра предсказала заранее. Когда её спрашивали задолго до смерти, где бы она хотела быть похороненной, и предлагали отвезти в Бежецк, она отвечала: «Никуда не поеду, здесь буду, меня преподобный Макарий у себя прописал!». Могила Александры Петровны Ивановой, великой подвижницы благочестия ХХ-ХХI веков находится возле придела преподобного Макария, Калязинского чудотворца.

         

Царство Небесное, вечный покой!

Иеромонах Фаддей